Home Знаменитости Мама в кубе

Глядя на эту юную актрису, трудно представить, что она уже трижды мама. При этом за плечами Глафиры Тархановой множество ролей в громких сериалах, интересные работы в кино и театре «Сатирикон», где она служит. Как она все успевает, в чем черпает силы?

По сценарию мамы

— Глаша, поздравляем вас с рождением третьего сына! Если честно, девочку хотели?

— Мальчик, девочка — значения не имело. Как вышло, так вышло.

— Третий ребенок — для актрисы это пусть и маленький, но подвиг.

— В частной жизни я просто женщина, жена, мама, поэтому ничего особенного в этом не вижу.

— Ну, имена — то у мальчишек особенные: Ермолай, Корней, Гордей.

— Все началось с мамы: Глафира — тоже редкое имя, а еще у меня есть брат Мирон и сестра Илария. Маму зовут Лена, она вспоминает: когда в детском саду или школе ее окликали, оборачивалось человек пять, поэтому для родных и друзей она стала Аленой. Мама вообще натура творческая, неординарная. Они с папой окончили Гнесинское училище, кукольное отделение. Мы обе родились в подмосковной Электростали, там до сих пор живут наши родственники — это заводской городок с определенным укладом, специфической атмосферой. Не могу сказать о нем ничего плохого, но в той среде не принято было оригинальничать, выделяться из массы. Например, когда меня решили назвать Гтафирой, дедушка был категорически против, говорил: «Да меня же засмеют!» Родственники говорили маме: «Ты испортишь дочери жизнь!» А я благодарна ей — мое имя привлекает внимание, запоминается, для актрисы это важно. Родители были в городе «белыми воронами». У нас в семье читали другие книжки, слушали другую музыку, дома висели не ковры, а картины. Как-то ко мне пришли ребята с нашего двора и, увидев репродукцию, сказали: «О, голая тетка висит!» А это было «Рождение Венеры» Боттичелли. Их реакция меня очень удивила. Я впервые задумалась, что между мной и моими сверстниками есть разница в воспитании, в мировосприятии. Не зря родители все время рвались в Москву. В школу я пошла уже московскую, с балетным уклоном, параллельно занималась рисованием и музыкой. Родители перебивались с копейки на копейку, но считали, что иначе нельзя. С седьмого по девятый класс я училась в физико-математической школе. Потом встал вопрос, что делать дальше. Сначала я решила поступать в медицинское училище — весь год ездила на курсы, но на вступительные экзамены не пошла. Мы случайно узнали, что в нашем окраинном Косино есть замечательная школа, носящая имя Галины Вишневской, в которую ездят дети со всех концов Москвы. Там было много отделений — балетное, художественное, оркестровое и оперное. Балетом я занималась в младших классах, но время уже было упущено, скрипкой и фортепиано я тоже занималась, но не для того, чтобы стать музыкантом. Рисовала я неплохо, но не настолько, чтобы пойти на художественное отделение. Оставалось оперное пение. Честно говоря, это была авантюра с моей стороны. Удивляюсь, как меня туда приняли. По-моему, им было просто любопытно, что из этого получится.

А после оперного отделения куда еще было идти, если не в театральный? Я прошла по конкурсу сразу в несколько училищ, но выбрала школу — студию МХТ, курс Константина Райкина.

— Если продолжить тему образования, вы же еще и дипломированный психолог?

— Думаю, это опять же вслед за мамой. Она окончила психологический факультет. Я решила: а почему бы мне не поучиться в МГУ? Наверное, я подсознательно повторяю ее путь, только в ускоренном темпе. Недавно задумалась: в следующем году мне будет тридцать лет, а я уже выполнила жизненную программу своей мамы — стала актрисой, получила психологическое образование, родила, как и она, троих детей. Что ждет меня дальше, какой будет моя собственная «программа» — пока не знаю.

— А чего вы ждете от жизни, каких сюрпризов?

— Я как раз ничего не жду, потому что в актерской профессии нельзя загадывать. Но и бездействовать — это не мой принцип. Я не люблю пустоту, не люблю, когда ничего не происходит. Окончила театральный — поступила в МГУ, на последнем курсе родила первого сына — моя жизнь всегда чем-то заполнена. Хотя, конечно, самый большой смысл существованию придают дети. Недавно мы с шофером ехали на съемки, и он говорит — боже, мне скоро тридцать семь лет! И я про себя подумала: а мне скоро тридцать, но у него нет детей, а у меня трое. Да, жизнь короткая, время бежит быстро, но когда мне будет тридцать семь, моему старшему сыну исполнится четырнадцать — это так круто! И уже не страшен возраст. Дети — наш вклад в будущее. Спектакли твои лет через десять забудут, фильмы, скорее всего, тоже, потому что, к сожалению, шедевры сегодня снимают редко. Конечно, хотелось бы сыграть в лентах, подобных тем, в которых снималась Анна Маньяни или Софи Лорен, но сегодня в погоне за легкой прибылью кинопроизводители не думают об искусстве. А вот дети — стопроцентное оправдание жизни. Поэтому их и трое.

— А муж разделяет ваш взгляд на жизнь?

— Недавно я сказала Леше: «Только подумай, а ведь ты обогнал своего папу — у него был один ребенок, а у тебя уже трое! Ты понимаешь, что это достижение, что это не проблема?» Хотя иногда возникают мысли «Ой, как мы со всем этим справимся? Всех же надо вырастить, всем надо дать достойное образование». Конечно, бывает, что детки и огорчают, но в основном все-таки радуют. Как-то я рассматривала фотографию старой женщины, которая родила десятерых, и представила: ее дети наверняка родили ей хотя бы по двое внуков, а внуки родили правнуков — это же целый веер! Сколько еще поколений будут ее вспоминать с благодарностью. Так здорово!

Амазонка vs золушка

— При этом, глядя на количество проектов, в которых вы в последнее время снялись, трудно понять, когда вы успели выносить и родить троих.

— Так складывались обстоятельства. Я не планировала сниматься сразу после рождения первого и второго ребенка — сидела дома, кормила грудью, это очень приятное состояние — полная погруженность в детский мир. Но поступили предложения, от которых невозможно было отказаться. Первые выходы в «свет» после рождения ребенка можно сравнить с выходом в открытый космос: оказывается, люди живут какой-то совершенно параллельной жизнью. Так же сложно было после съемок возвращаться домой к детям, перестраиваться.

— Самая громкая премьера с вашим участием — «Развод» Веры Сторожевой — практически совпала с рождением третьего сына.

— Я снималась в этом проекте до пятого месяца. Это одна из моих самых любимых работ благодаря замечательному сценарию, прекрасному режиссеру и талантливым партнерам. Очень качественный сериал. Такие проекты можно по пальцам пересчитать.

— А «Громовы»?

— «Громовы» — один из моих первых успешных проектов. Моя героиня — типичная Золушка, милая, наивная. Было интересно играть, но потом эту «краску» режиссеры стали многократно тиражировать, и это не от меня зависело. Ничего не поделаешь — образ Золушки, положительной героини, которой хочется сопереживать, очень востребован. А мне кажется, что на экране не хватает сильных женщин.

— «Развод» поставлен по сценарию Анны Козловой. Она была автором «Краткого курса счастливой жизни» — другого сериала, наделавшего много шума. Вот там героиня — независимая, сильная, но несчастная девушка. И хотя все заканчивается хегаш — эндом, в него мало веришь. Опыт показывает, что такого типа девушки обречены на вечные поиски, на одиночество.

— Не могу сказать, что полностью согласна с формой, рассчитанной на скандал, эпатаж. Но суть нашего времени отражена в целом верно и многие ситуации узнаваемы. Я не говорю, что так живут все, но в этом есть правда жизни. А что касается эпатажа… Даже наш сериал «Развод» кому-то показался излишне резким, хотя сценарий был значительно смягчен режиссером. Но как в театре, так и в кино зрителя обязательно что-то должно цеплять за живое, вызывать бурные эмоции.

Я вижу вокруг много девушек, которые не стремятся замуж, их устаивают свободные отношения. Они хорошо зарабатывают и чувствуют себя уверенно и без «каменной стены».

— Можно ли говорить о кризисе института семьи?

— А когда раньше женщины были зависимы материально и морально от мужа, когда они были вынуждены терпеть даже то, что благоверный их периодически поколачивает, потому что им просто некуда уйти, — это не было кризисом семьи? Сама по себе тенденция женской независимости меня не пугает, а вот во что это выливается, в какие крайности, зависит от образования, воспитания девушки. Моя героиня в «Разводе» и сильная, и умная, и независимая, но она выбирает семью. Как и я.

— А вы думали в детстве, что к тридцати годам у вас будет уже трое детей?

— Про детей точно не думала. С мужем мы встретились на съемках, когда мне было двадцать два. Конечно, подсознательно к каждому мальчику, который появляется на горизонте, девушка невольно примеряет образ будущего мужа — подходит или нет? Я на тот момент решила отложить вопрос устройства личной жизни на неопределенное время. И при первой встрече вообще ни о чем таком не думала. Эта внутренняя свобода, похоже, и сыграла свою роль. Мы поженились довольно быстро.

— Какой он, ваш муж, чем он вас зацепил?

— Сложно сказать, главное — мы совпали, как пазл. С человеком, имеющим другой набор качеств, я бы просто не ужилась, не получилось бы ничего. Или было бы все иначе. А я не хочу «иначе».

— В какой момент возникло ощущение, что есть не «он» и «я», а есть «мы»?

— Мы поженились, а где-то через год повенчались — вот с тех пор, наверное. А уж когда «мы» решили родить ребенка… Слава богу, у нас брак, что называется, не по залету. Это было наше общее желание.

Остановись, мгновенье

— Отдыхать получается?

— У нас с мужем редко совпадают графики съемок, поэтому третий год мы отдыхаем без папы. Выезжаем на море: дети, я, моя сестра и мама.

Хотя мы с мужем все-таки выбрались отдохнуть вдвоем перед рождением третьего малыша. Очень важно хотя бы иногда отдыхать вдвоем и обязательно вырываться из Москвы в какое-то необычное место. Мы вот побывали в Альмерии — это провинция в Испании, где снимались практически все ковбойские фильмы, даже американские. Это была мечта Леши. А я все разузнала, организовала. Настоящее приключение: мы попали в практически не тронутое туристами место, там даже на английском почти никто не говорил.

Женщины старшего поколения, возможно, меня не поймут, но я не считаю, что когда переживают и рвут на себе волосы, как там дети — внуки, — это и есть проявление любви. Ложный стереотип — если мы волнуемся, значит, мы любим, а если подходим к ситуации трезво, то мы мамы — кукушки. Гиперопека, повышенная тревожность никому не приносят добра, в том числе детям. Нужно уметь отключаться, особенно если ты знаешь, что дети с надежными людьми. Москва — это замкнутый круг: работа — дом — работа. Жизнь с неизбежностью превращается в рутину. А когда ты возвращаешься из поездки, даже старые стены кажутся чем-то новым. Ты смотришь на все свежим взглядом. И в отношениях появляется свежий воздух.

— Говорят, самое правильное с психологической точки зрения — когда центр семьи это не дети, а муж и жена.

— Совершенно верно, когда между мужем и женой есть гармония, когда они одно целое, и детям есть на что опереться. Если дети в доме главные, они быстро садятся родителям на шею.

— Мальчишки цепляются, когда вы уходите на работу?

— У нас бывают периоды обострения, но в целом они спокойно меня отпускают. У них ко мне нормальная, а не патологическая привязанность. Я не домоседка, люблю выезжать с детьми куда-нибудь погулять в парк. У нас много занятий, на которые мы вместе ездим. Общение в дороге, в машине тоже приносит огромное удовольствие — мы слушаем диски, потом обсуждаем, например, кто такой Геракл, и почему он герой? Очень люблю читать деткам книги перед сном, причем каждому отдельно. Сейчас, правда, с появлением третьего сына, этот ритуал временно отложили, но, думаю, чуть малыш подрастет, мы его возобновим. Это особый контакт, его ни с чем не сравнить. Когда делаешь приглушенный свет, обустраиваешь уютный уголок, кладешь под бок подушку.. Это ваше и только ваше время, ваше общение один на один. Это очень ценно.

— А для себя любимой время находится?

— Мы с мужем любим, уложив детей, посмотреть какой-нибудь американский сериал — сейчас есть очень качественные, с хорошими актерскими работами, здесь они нас опережают. Вообще, если честно, это самое замечательное время — в доме вдруг наступает тишина, тебе уже хочется спать, но есть еще силы попить чаю… Здорово, когда шум, гам и дети бегают. Но туг — раз, и все в доме вдруг поменялось. Мне вообще нравятся контрасты.

Оцените статью:
Поделиться страничкой
Прокомментировать
Популярное