Home Развлечения Цветная пустыня

Намибия — лучшее место для африканского сафари, убеждена Екатерина Вагнер. Животный мир континента здесь предстает во всей красе: по тропам бродят черные носороги, а на Берегу Скелетов резвятся морские котики.

Есть ли жизнь на Марсе? В переводе с языка народности готтентотов слово «намиб» значит «место, где ничего нет». Это и так, и не совсем так. Сокровища самой древней пустыни в мире, давшей название целой стране, неосязаемы — их не купить, не попробовать на вкус, не увезти с собой в чемодане. Их можно лишь увидеть: самые высокие на земле дюны, звезды, такие крупные, что до них, кажется, можно дотянуться рукой, черные остовы деревьев на белом дне пересохших соленых озер.

Намибия расположена на юге Африки, к северу от ЮАР. 10 часов перелета из Франкфурта — на — Майне, и я в сердце пустыни. С гигантского «Боинга» мы с подругой пересаживаемся в шестиместную «Сессну». Мне достается кресло второго пилота. «Располагайтесь поудобнее, чувствуйте себя как дома, только на педали не нажимайте», — предупреждает первый. Наша цель — лагерь Little Kulala — расположена в часе полета от столицы, на границе национального парка Намиб — Науклуфт. В окрестностях еще есть жизнь — антилопы и страусы, шакалы, шныряющие среди скал, деревья с большими, похожими на ульи гнездами, где живут колонии маленьких птиц ткачиков.

Но дальше, до самого океана — только пески. «Как хотите, но на дюну я не полезу», — сразу объявляет моя подруга — астматик. Гид — бушмен при ее словах загадочно улыбается.

Перед рассветом выезжаем в национальный парк. Вокруг — марсианский пейзаж из голливудских фильмов: трехсотметровые гребни красного песка. На первый взгляд подъем по пологому склону кажется детской забавой: размять ноги соглашается даже подруга — астматик. Но через полчаса прогулка превращается в нешуточное испытание. Ноги вязнут в песке чуть ли не по колено, ветер так и норовит сдуть нас с гребня, усердно засыпая песком глаза и объективы фотоаппаратов. Одолев две трети пути, мы готовы бросить сомнительную затею, но никому не хочется сдаваться первым. «Давайте пойдем дальше, только медленно», — в конце концов предлагает подруга. Восхождение длится всего час с небольшим, а кажется — целую вечность.

Добравшись до вершины, садимся перевести дух — и понимаем, что старались не зря. Открывшийся вид сполна вознаграждает за все. До самого горизонта алеют в первых лучах солнца гигантские дюны, извивающиеся, словно спины спящих драконов. Насладившись зрелищем, переходим к главному аттракциону — спуску. Прыгаем по почти отвесному склону, по колено утопая в песке. Гид учит нас съезжать вниз сидя, как Суворов при переходе через Альпы. От трения песчинок друг о друга раздается гудение, похожее на отзвук далекого колокола, — пение дюн. Возвращаемся в лагерь, полные того глубокого удовлетворения, которое приносят лишь по-настоящему бессмысленные поступки. А потом еще долго вытряхиваем песок из карманов, золей и других, самых неожиданных мест. День прожит не зря!

 

Скелеты и носороги

Последний взгляд на дюны мы бросаем из самолета. Красные песчаные гребни сменяются желтыми, а те вдруг обрываются в пронзительную синеву: пустыня сходится с океаном. В любом другом месте линия, где песок уступает место волнам, называлась бы пляжем. Здесь ее зовут Берегом Скелетов. Океанские течения выбросили на эту негостеприимную полоску суши немало кораблей. На берегу до сих пор видны их остовы, наполовину занесенные песком. О том, что сталось с командой, лучше не думать — к счастью, более мелких скелетов с самолета не видно. В океане не искупаешься — слишком холодна вода, слишком яростен прибой. Нежатся на песке и резвятся в волнах лишь морские котики.

Наш путь лежит с юга на север, из пустыни в полупустыню, в провинцию Кунене. Вместо песчаных дюн здесь — столовые горы с плоскими, будто срезанными острым ножом вершинами. Зелень на берегах чахлых рек дает приют животным — нас провожают взглядом антилопы, зебры, жирафы и даже слоны, приспособившиеся к жизни в пустыне: они могут не пить по два дня, словно верблюды. Но главное, где-то среди кустарников и скал скрываются редкие черные носороги — опасные, пугливые и страшно уязвимые. По милости неуверенных в себе азиатских мужчин эти животные едва не исчезли с лица земли: порошок из носорожьего рога используется в восточной медицине для усиления потенции. Сейчас торговля рогами строжайше запрещена, а правительство отчаянно борется с браконьерами. Одно время в рога животных вживляли чипы — передатчики, чтобы отслеживать их передвижения, но браконьеры научились ловить сигнал и стали еще быстрее добираться до добычи. Пытались отпиливать рога под наркозом, чтобы сделать охоту бессмысленной, но и это не помогло: охотник, который целый день шел по следу, догнав безрогого зверя, убивал его просто с досады. Лучшим выходом оказались отряды следопытов — они патрулируют территорию и одним своим присутствием отпугивают незваных гостей.

В лагерь Desert Rhino Camp мы приехали, чтобы вместе с таким отрядом пройти по следу носорога. «У животного неважное зрение, зато отличные слух и обоняние. Если вы ему не понравитесь, может напасть. Так что перед выездом — никакого парфюма и алкоголя, по пути не разговаривать. Красное и белое не надевать!» — пугают нас следопыты. Вот незадача — в моем чемодане только красные и белые футболки.

Все утро мы колесим по пыльным дорогам, поддерживая светскую беседу с гидом. «Вы из России? У вас превосходная промышленность! Очень качественные товары…» — «Э — э… какие именно?» — «Ну как же, зайдешь в оружейную лавку — там почти все made in Russia».

Через пару часов гид объявляет: «У меня две новости: хорошая и плохая! Плохая — сейчас придется ехать очень быстро. Хорошая — следопыты нашли носорога». Джип пускается вскачь по камням, как взбесившаяся антилопа. Вскоре мы выходим из машины и в молчании идем за нашими проводниками. Наконец из-за куста в паре сотен метров от нас показывается герой дня. Но ненадолго — услышав хруст камешка у меня под ногой, носорог удирает в заросли. Следопыты записывают время встречи в журнал наблюдений. По форме ушей и рога они опознают животное — самец, 29 лет, кличка — Чайный Пакетик (когда его заметили в первый раз, ни у кого из команды не оказалось с собой бумаги, так что приметы зверя записали на чайном пакетике, завалявшемся у кого-то в кармане). Позже эти сведения внесут в базу данных. Из-за меня в ней навеки останется обидная запись: «Животное скрылось, услышав топот туриста».

 

Звери и заборы

Досадно улетать из Африки, увидев лишь разок мелькнувший вдали силуэт носорога. Чтобы полюбоваться на собратьев Чайного Пакетика, мы отправляемся в национальный парк Это — ша. В лагере Ongava Lodge у границы парка наблюдать за черными и белыми носорогами можно без отрыва от ужина: озерцо, куда звери приходят на водопой, расположено прямо под террасой ресторана, где официантки, словно птицы, щебечут друг с другом на языке бушменов, наполовину состоящем из причмокиваний, пощелкиваний и цоканья языком.

После ужина нас провожает до бунгало человек с ружьем: с животными шутки плохи. Выехав на джипе в заросли, встречаем львов, жирафов и антилоп импала. Принимая душ на террасе бунгало, обнаруживаю, что за мной с интересом наблюдают два самца антилопы куду. Просто идиллия, особенно если не знать, что территория огорожена, а животных сюда завезли специально. Впрочем, поблизости, в национальном парке Этоша, звери обитают на воле. Стада зебр и антилоп жмутся в тень редких деревьев, львы равнодушно провожают взглядом джипы с туристами. У водопоя — столпотворение: слоны окатывают себя водой из хоботов, антилопы куду дерутся из-за самок, страусы чинно прохаживаются, словно следя за порядком. Наблюдать за этим можно без конца, но нам пора возвращаться к цивилизации.

В столице Намибии Виндхуке нет ни львов, ни носорогов, но аккуратные коттеджи в «белых» кварталах огорожены колючей проволокой. Людей здесь боятся больше, чем зверей. Прогулка по городу напоминает бег с препятствиями: темнокожие горожане, освобожденные от гнета апартеида, проявляют к нам явно не бескорыстный интерес. Двое прохожих настойчиво предлагают «помочь» справиться с банкоматом, третий пускается вдогонку, громко жалуясь на бедность и подтвержденный диагноз «шизофрения»… Журналистского любопытства хватает ненадолго: мы спасаемся от суровой реальности в очень дизайнерском и очень хорошо огороженном отеле. С террасы мы наблюдаем, как сгущаются тучи над горами и падают с неба первые капли — начинается влажный сезон. «Хорошо, что пошел дождь, — задумчиво произносит моя подруга. — Я по нему соскучилась».

Рекомендуем места, особо интересные для наблюдений за экзотическими животными:

 

Покормить панду

30 % популяции гигантских панд живет в заповедных зонах провинции Сычуань в Китае. Каждый гость отеля Shangri — La Chengdu может отправиться в закрытый парк Ya’an Panda Base, расположенный в 152 км от Ченду, чтобы покормить панду Кхьянг — Кхьянг, над которой взяла шефство дирекция отеля.

 

Обнять дюгоня

Чтобы прикоснуться к очаровательному малышу с грустными глазами и телом массой 600 кг, стоит отправиться на Филиппины, на остров Димакия. Здесь обитает одна из крупнейших в мире популяций дюгоней. Дно вдоль побережья устлано морской травой, корни которой — любимое лакомство этих дружелюбных гигантов.

 

Полюбоваться гепардом

Хищные пятнистые кошки — не самые общительные звери, увидеть их в дикой природе — большая редкость. Но только не в Four Seasons Safari Lodge Serengeti, что в Танзании. Лагерь, расположенный неподалеку от заповедника Серенгети, создан, чтобы знакомиться с этими грациозными животными на близком, но безопасном расстоянии.

 

Напоить слона

Общаться с серыми гигантами лучше всего в Ботсване, в лагере Savute Elephant Camp сети Orient — Express. Вечером, когда гости собираются на ужин, серые громадины выходят на берег озера у лагеря, чтобы попить воды и искупаться. Завораживающее зрелище!

Оцените статью:
Поделиться страничкой
Прокомментировать
Популярное