Home Разное Никогда не будет, как раньше

Дневник Жени М, которая размышляет о прекрасном и рефлексирует об уходящем детстве.

Первые судьбоносные решения

За всю свою пока не очень долгую жизнь я много кем хотела стать. Начала задумываться о будущей профессии лет в пять и перебрала миллион вариантов: от мультипликатора до хирурга — кардиолога. А поступаю в итоге на пиар. Правда, у меня еще достаточно времени, чтобы передумать, но не в этом суть. Меня больше всего интересует отрезок времени где-то между 8 и 10 годами, когда я решала, стать мне супермоделью или супердизайнером. По-моему, это как раз один из тех определяющих моментов, когда и тебе, и окружающим становится понятно, что ты на самом деле за человек. С одной стороны, мне хотелось быть звездой, бесплатно кататься по всему свету, надевать красивые вещи и получать за это деньги. А с другой — хотелось быть создателем той красоты, которую худые высокие девушки будут потом носить. Несмотря на то, что шансов вырасти до 170 с лишним сантиметров у меня почти не было, я была уверена, что стать новой Синди Кроуфорд намного проще, чем вторым Джанни Версаче. И упорно мечтала стать именно дизайнером.

Не кинематографичное

Я поняла, что люблю Сережу, когда… Хороший, кстати, вопрос. Точно не тогда, когда на его «я люблю тебя» ответила «и я тебя». И не когда мы впервые поцеловались: тогда я просто подумала что-то вроде «вот как это бывает, хм, и что в этом такого?..». Через минуту осознание того, ЧТО же в этом такого, ко мне пришло. А чувство любви — нет. Бабочки в животе, о которых так часто говорят в кино, были. Ожидание, когда же он позвонит, и ночные бдения у телефона тоже были.

Просто все представлялось мне немного иначе. В «Дневниках принцессы» главная героиня говорит, что во время первого поцелуя с любимым мальчиком одна ножка сама собой сгибается в колене и взлетает вверх — как в мюзиклах. А у меня такого не было. Все как-то… обыкновенно? Не было ощущения сказочности — вот я, а вот мой принц. Был просто хороший мальчик, в чьих спортивных штанах и выбегаю по утрам на прогулку с собакой и перед которым мне не стыдно за свое неумение танцевать. И вот однажды он назвал меня воробьем. Я рассмеялась и спросила, почему же воробей. Может, синица? Или драная кошка? А он потрепал меня по голове и заулыбался. Вот, кажется, тогда я и поняла, что его люблю. В тот простой и совершенно не кинематографичный момент.

Призраки нашего двора

Странное дело: кажется, живу я в том же городе, в котором выросла. В том же доме, в том же уже родном районе. Если не считать нескольких выросших на горизонте высоток, переделанной детской площадки, пары закрывшихся магазинов и нового гипермаркета… Если не считать всех этих незначительных косметических изменений, все практически так же, как было всегда. Но только почему-то я больше не вижу снегирей. Раньше каждую зиму я любовалась ими, радовалась — маленькие красные солнышки, такие красивые. А последние года три не вижу их. В чем дело? Моя маленькая сестра говорит, что они есть. Моя мама время от времени замечает их на ветках. А от меня они будто скрываются. Я даже начинаю задумываться: может, это не обычные птицы, а магические существа, которых могут видеть только дети, хотя бы в душе. Тогда, получается, я уже выросла.

С новым годом, с новым счастьем

Когда я была маленькой, ранней весной мы всем двором пускали по ручьям кораблики. Обменивались «рецептами» изготовления самых прочных и красивых бумажных лайнеров. Способами сделать их непромокаемыми — например, навощить бумагу. Я до сих пор каждую весну, когда снег начинает таять и появляются ручейки, складываю один кораблик и запускаю его в плавание. Когда смотришь на этот белый треугольничек, мелькающий где-то вдалеке на блестящей от солнца водной дорожке, кажется, что с ним уплывают все твои проблемы. Или даже не так — он уплывает в новую жизнь, и ты вместе с ним. К новым свершениям, радостям, изменениям, интересным встречам. И вот этот день пускания традиционного весеннего кораблика для меня и есть настоящий Новый год — какая разница, что на календаре не 31 декабря.

Музыка нас связала

Завидую людям, которые умеют играть на музыкальных инструментах. Если ты умеешь создавать прекрасные мелодии, уже не так важно, какой ты человек, хороший или плохой, как сложилась твоя жизнь… За талант можно многое простить — если не вообще все. У меня есть собственный хит-парад музыкальных инструментов, владение которыми делает в моих глазах любого человека самым прекрасным существом на Земле. Номер один — скрипка. Из нее можно извлечь потрясающе красивые и немного печальные звуки. Номер два — саксофон. Джазмены практически сливаются со своим инструментом в единое целое. Номер три — пианино. Любой мальчик, умеющий хоть немного на нем играть, автоматически получает +100 баллов в моем рейтинге привлекательности. Но, как назло, максимум, на что способны все мои знакомые — пробренчать пару аккордов на гитаре. Это и я могу.

Детский мир

Когда я была маленькой… Как часто в последнее время я начинаю записи именно с этой фразы! Обычно так бывает со стариками, которые начинают терять память и в жизни которых, возможно, больше никогда не произойдет ничего грандиозного. Так вот, они изо всех сил цепляются за свои воспоминания, чтобы не упустить их совсем. Мне до такого, кажется, еще далеко. В общем, когда я была маленькой, наш крошечный район — три двора, несколько магазинов и гаражи — казался мне целым миром. Если мы с родителями ехали в цирк на другой конец города или в огромный магазин на окраине, где можно было купить I все — все — все, мне казалось, что я попадала на другую планету. В нашем маленьком мире было очень уютно. У нас была своя мифология и даже свой бог — сосед дядя Вася, который теплыми вечерами выбирался на лавку во дворе, рассказывал страшные истории и почему-то казался нам хозяином этого места. От дяди Васи мы узнали, что в заброшенном доме живет Призрак Футболиста. Что в тринадцатой квартире обитают злые духи, а в полнолуние оттуда раздается странный вой. Что баба Нина из соседнего дома — ведьма, и семья Петраковых не просто уехала — их заколдовала та самая баба Нина. А потом я пошла в школу, и границы нашего маленького мира стали расширяться, размываться и, наконец, исчезли совсем. Иногда мне этого не хватает.

Прекрасное, светлое

Мне столько раз говорили «о, это лучшие времена твоей жизни, потом будешь по ним скучать!», что становится страшно. Неужели правда? Даже если считать, что средняя продолжительность жизни женщин у нас в стране всего-навсего 60 лет, я очень сомневаюсь, что оставшиеся 43 (как минимум!) года буду ностальгировать по школьным временам. Как-то это уныло, разве нет? Не понимаю взрослых, которые занимаются пропагандой уныния и пытаются убедить семнадцатилетних, что их лучшие годы уже на исходе. Все это как-то безумно. Я, к счастью, не поддаюсь на эти провокации и по-прежнему уверена, что все самое прекрасное впереди. И еще, что запас прекрасного, отведенный каждому человеку, совершенно неисчерпаем. Ура!

Оцените статью:
Поделиться страничкой
Прокомментировать
Популярное