Home М+Ж Вместе навсегда

Вместе навсегда

Я стояла с огромным букетом. Казалось, что цветы, яркие и крупные, с блестящими на лепестках капельками воды, больше меня самой. И меня за ними совсем не видно — только ножки-палочки снизу торчат. И белый бант возвышается над цветами. Мне хотелось поскорее отделаться от этого огромного веника и вручить его тете, которую отныне нужно называть по имени и отчеству, -ведь она моя первая учительница… Сегодня первое сентябрям я впервые иду в школу. Никакой радости и безудержного веселья я от этого не испытываю — ребята во дворе уже рассказали мне, что такое школа, провели курс молодого бойца. Так что я чувствую себя так, как будто у меня отняли мороженое. А потом еще заставили надеть колючий форменный пиджак и подло сползающие и пузырящиеся на коленях белые колготки. Большие люди в костюмах говорили о чем-то торжественно и непонятно. Мама, держащая меня за руку, глупо улыбалась и, кажется, вытирала слезы. Ну да, я ведь теперь совсем большая! Они с папой вчера сами так говорили. Мой взгляд упал на мальчика, стоявшего в стороне. Он показался мне очень милым. Может, потому что чем-то напомнил моего брата Димку? Только Димка уже прямо совсем большой. Взрослые говорят: выпускник.

Когда нас завели в класс, я решительно уселась рядом с этим улыбчивым пареньком с большими голубыми глазами. Оказалось, что его зовут Никита. Я всегда была очень общительной — ведь вокруг столько хороших ребят, с которыми хочется обсудить новые игрушки и мультфильмы, которые идут по любимым каналам… Эй, Никита, ты смотрел «Простоквашино» на прошлой неделе? Да? Шли дни, недели, месяцы, а мы становились с ним все дружнее. Честно говоря, с девочками у меня отношения складывались немного иначе. Нет-нет, с ними я тоже дружила: мы вместе играли в куклы и после уроков оставались в игровой комнате, где стоял огромный дом для наших Барби. Просто с Никитой мне всегда было веселее. Он жил в доме напротив, по вечерам мы иногда гуляли вместе, играли в салки и бадминтон. До сих пор помню те красивые ракетки: у меня красная, а у Никиты — синяя. На них мы выцарапали наши имена. Сейчас лежат где-то на балконе… А еще, представьте, как-то раз я, катаясь на роликах, упала на асфальт и ушибла ногу. Так Никитка сломя голову бегал по всей площадке в поисках подорожника! Вот это я понимаю — настоящий друг. Но однажды произошло то, чего я никогда не забуду. Перед завтраком в школе мы становились по парам и вместе шли в столовую. Но в этот раз Никита встал не со мной, как это было всегда, а с Настей, нашей одноклассницей. В тот момент мне, тогда еще глупой и маленькой, показалось, что это самое худшее, что может произойти. Предательство! Как так? Ведь мы всегда стояли вместе! Уже три года! Это были мои первые слезы из-за мальчика. Я даже поделилась своими переживаниями с мамой, с подружкой из соседнего подъезда Аришкой и с личным дневником в красивой бархатной обложке. Тогда я жутко расстроенная ходила долго-долго, пока не высказала все свои недовольства Никите. Он, конечно, извинился, но мне было все равно очень грустно и обидно… Ведь в моем сердце, огромном сердце маленькой девятилетней девочки, много места было предназначено именно для Никиты. Шло время.

Мы становились взрослее, у меня появлялись подруги, у Никиты друзья. Мы находили много новых увлечений, некоторые даже пересекались. Ближе него друга у меня не было. Иногда мне все-таки казалось, что это что-то большее -может, это и есть первая любовь? То самое искреннее и чистое чувство, которое все, повзрослев, вспоминают и рассказывают о нем друзьям, детям, а потом и внукам? Когда у меня был день рождения,

Никита принес мне маленького котенка, которого я назвала Мартин. Вот он, кстати, лежит на подоконнике, большой и толстый, поглядывает на меня и мою тетрадь, исписанную черной ручкой. Самый лучший подарок! Как вспомню, сколько визгов и криков было в доме, когда я увидела это маленькое пушистое чудо… А через полгода я узнала, что Никита уезжает жить в другую страну. Его отцу предложили отличную работу в Болгарии, и он, конечно же, согласился. Теперь я его понимаю -ну а кто бы от такого отказался? А тогда я плакала, не хотела ходить в школу, с красными от слез глазами вспоминала наши уютные посиделки вечером на площадке, как мы на школьной парте писали наши имена и рисовали смешных человечков возле них. С бантиком и косичками я, а с бабочкой и большими ушами — Никитка, держит меня за руку. Мы вместе любили вишневый сок и шоколадное мороженое по тринадцать рублей в палатке напротив школы. Сколько всего было… А теперь мой лучший друг с первого класса и тот человек, в которого, сама того не подозревая, я была влюблена, находится за несколько тысяч километров от Москвы. И я даже не знаю, увидимся ли мы когда-нибудь снова.

Прошло пять лет. Теперь я не просто маленькая девочка с вечно разбитыми коленками и неуклюже заплетенными косичками. Я семнадцатилетняя уверенная в себе девушка, за которой бегают все мальчики в нашей школе. Вот, рассталась недавно с Колей. Это был мой второй молодой человек после Стаса. Как-то не сложилось. Это ведь обычно называют «не сошлись характерами»? За это время я, конечно, вспоминала иногда о Никите, но уже давно смирилась с тем, что его больше нет рядом. Я, наверное, начала уже немного его забывать. Всякое в жизни бывает, правда же? Конечно, лучший друг, но что поделаешь. Видимо, судьба такая. Мы, в конце концов, были просто детьми.

У него сейчас наверняка интересная жизнь, * уверена, что он счастлив. Да и у меня тоже другая жизнь давно. Так вышло. Увы… Я возвращалась от подруги и вдруг услышала, что меня кто-то окликнул:

-Даш, ты, что ли? Я обернулась, и тут меня будто парализовало. Я глядела в те же большие голубые глаза, с которыми мы впервые столкнулись взглядами десять лет назад на школьной линейке. Стоп, может, это сон? Ущипнув себя за руку и убедившись, что все же нахожусь в реальном мире, а не в царстве Морфея, я глупо промямлила:

— Никита? Ты? Эм, да, ну, я, конечно… Не узнал? — Ошеломленная, я оказалась в его объятиях и все никак не могла поверить, что мы встретились. Как он мог оказаться здесь, а как же Болгария?..

— Представляешь, Даш, мы с родителями вернулись в Москву. Вот сейчас переезжаем в другую квартиру, я вещи постепенно перевожу.

А тут тебя увидел! Даже не поверил: столько времени прошло, а у тебя походка все та же! — рассмеявшись, произнес Никита. — Ну-ка прекращай меня дразнить! На себя посмотри лучше, не прекращаешь брови хмурить, как в детстве!

Мы просидели весь вечер в уютной кафешке около дома, вспоминали все, что нас так крепко и прочно связывало в те годы, наслаждались красивым золотисто-багряным закатом за окном. Улыбка не сходила с моего лица. Когда начало темнеть, Никита предложил проводить меня. Мы прошли мимо нашей любимой площадки, вспомнив пару забавных случаев, связанных с этим местом. А когда добрались до дома, Никита сказал:

-Ты же мне оставишь свой новый номер? Я не могу тебя снова потерять, как тогда. Ведь нам уже не двенадцать. Теперь ко всему нужно относиться серьезнее, согласна?

Я растерялась, но продиктовала ему одиннадцать цифр:

— Знаешь, я даже не могла подумать, что все так сложится. Мне казалось, что судьба навсегда разлучила нас, а у тебя в Болгарии все очень радужно и успешно складывается…

— Кто спорит? Все так и было. Но все эти пять лет мне жутко не хватало твоей озорной и счастливой улыбки, да и копилка наших общих ярких моментов так долго пустовала… Да ведь? Наверное, все так и должно было произойти. Показав на часы и покачав головой, он чмокнул меня в щеку и удалился. Всю ночь я не могла собраться с мыслями и думала о нашей встрече. Возмужавший высокий брюнет. Серьезный и такой красивый… С теми же глазами смешного маленького мальчика, с которым мы встретились давно-давно. Я не могла понять, что чувствую, но знала, что не потеряю его больше. Мы виделись каждый день — как и раньше, у нас был миллион тем для разговоров. Мое сердце стучало в бешеном ритме, когда я видела Никиту, наблюдала за теми же жестами, которые запомнились мне в детстве, любовалась его доброй улыбкой. За все семнадцать лет я не чувствовала себя такой счастливой, как сейчас. Счастье мое заключалось в том, что я нахожусь рядом с самым нужным и правильным человеком.

— Эй, соня, просыпайся! И как ты только умудрилась уснуть? Посмотри на часы, всего только 8 вечера! Потянувшись, я улыбнулась, поцеловала Никиту и сказала: -Да просто задумалась. Погрузилась в воспоминания и не заметила, как задремала… Подняв упавшую на пол тетрадку, я пробежалась глазами по тексту и решила дописать его завтра. Сейчас мне девятнадцать лет. И я хочу через полгода сравнить две фотографии: мы, восьмилетние хулиганы, стоим с Никиткой около школы, держа в руках шоколадные стаканчики, — и мы взрослые около большого лимузина, украшенного яркими шариками и лентами. Я в белом свадебном платье, Никита в красивом светло-сером костюме. Вместе с первого класса — и навсегда. Многие считают нашу историю какой-то невероятной, но я действительно верю в судьбу. Может, если Никита остался бы в Москве, все бы сложилось иначе. Кто знает… Но я уверена в одном: это чувство — самое сильное и искреннее, самое яркое и незабываемое. Оно самое первое и, знаю, никогда меня не покинет. И я с гордостью расскажу о нем нашим будущим детям.

Оцените статью:
Поделиться страничкой
Прокомментировать
Популярное